>> Анатолий Ярмоленко стал «Звездой Содружества»
>> В ходе испытаний теплосетей произошел прорыв теплотрассы на Чудновского

ГЛАВНОЕ — ЗАЛЕЧИТЬ ТРАВМЫ

— Вера, как вы восприняли тот факт, что ваша фамилия отсутствует в составе, объявленном Шамилем Тарпищевым на предстоящий матч?

— Я специально попросила Шамиля Анвяровича не включать меня в заявку на полуфинал, так как из-за травмы правого плеча не смогла бы сыграть на сто процентов. Буду поддерживать девчонок и надеюсь, что они выйдут в финал. Ну а мне еще потребуется несколько недель на восстановление.

— Что происходит с вами по ходу нынешнего сезона?

— Практически половину из семи турниров, в которых принимала участие, я не смогла завершить из-за различных травм. Вроде бы только начинала разыгрываться и набирать форму, сразу же получала повреждение, и приходилось брать перерыв в выступлениях.

— А можете уточнить, какие именно травмы вас беспокоили?

— В начале года были проблемы с плечом — остались еще с концовки прошлого сезона. Плюс к этому в Паттайе потянула пах, поэтому пришлось сняться и с этого турнира, и по ходу соревнований в дохе. Так что перед Индиан-Уэллсом тренировалась лишь пару дней, а сыграв там один матч, заболела и пролежала в кровати около двух недель. В итоге нормальный недельный тренировочный цикл мне удалось провести лишь перед соревнованиями в Чарльстоне, где дошла до четвертьфинала.

вοзможно, стοилο взять более длительную паузу и полностью вοсстановиться от всех повреждений. На такοм высоκом урοвне, кοгда ты не на стο прοцентοв готοв, быть в лидерах очень тяжелο. Но не стοит забывать, чтο в WTA сейчас дοстатοчно жесткие правила, и если я прοпусκаю свοи обязательные турниры, тο меня могут дисκвалифицирοвать на вοсемь недель. А не играть два месяца в олимпийсκий сезон ой κак не хочется.

— то есть паузу в итоге вы брать не будете?

— Решу это, исходя из дальнейшего собственного состояния, все-таки любого спортсмена всегда что-то беспокоит. И если на тренировках почувствую, что могу с этими повреждениями играть и дальше, сезон продолжу без пауз.

— Насколько вы сейчас уверены в собственных возможностях на корте?

— Физическое состояние не позволяет играть так, как хочу. В связи с этим тяжело и психологически. Вроде бы ты понимаешь, что можешь обыграть любого, но в то же время что-то тебя сдерживает.

— А кто сейчас в Москве помогает вам в работе над улучшением физического состояния?

— Сергей Хомутов — мы всегда с ним сотрудничаем, когда я в россии. На днях приедет и мой физиотерапевт Перри Августин. Что касается еще одного тренера по физподготовке скотта Бирнса, который был рядом на последних турнирах, то он уехал на месяц к себе домой в Австралию, вернется ближе к соревнованиям в Риме и Roland Garros и останется со мной уже до Уимблдона.

— Сейчас вы ездите на турниры без тренера по теннису. Эта ситуация изменится в ближайшее время?

— В первую очередь меня беспокоит собственное здоровье, а работать с кем-то, когда я не могу играть в теннис в полную силу, нет смысла. Так что на данный момент о поисках нового тренера не думаю. Главное — залечить травмы.

κаЛЕНДАРЬ ПЕРЕГРУЖЕН

— В связи со всеми этими травмами вопрос о вашем возможном неучастии в летней Олимпиаде не стоит?

— во-первых, я еще не знаю, смогу ли туда попасть, так как не занимаюсь подсчетом рейтинговых очков. когда выйдет олимпийский рейтинг и мы поймем, кто попадает в команду, тогда и приму решение. конечно же, я хочу сыграть на Олимпиаде — это большая честь для любого спортсмена. Но если на момент Игр у меня будет травма и я не смогу играть там на сто процентов от своих возможностей, то лучше, наверное, дать шанс выступить за сборную кому-то еще. Все-таки Олимпиада — это не личный турнир, и мы представляем там не себя, а страну.

Хотя, конечно, Игры-2012 — это то, из-за чего я в этом сезоне и продолжала играть, несмотря на повреждения. Изначально понимала, что этот год — олимпийский, и к лондону хотелось подготовиться достойно. Если бы не Олимпиада, то, наверное, вряд ли поехала бы в Австралию и на дальнейшие турниры. Просто взяла бы паузу, долечилась до конца и начала сезон, например, с турнира в Майами. Так было бы, наверное, целесообразнее, но сделать правильный выбор всегда очень трудно.

— Спад в этом сезоне заметен не только у вас, но и у других россиянок — у той же Светланы Кузнецовой и Анастасии Павлюченковой…

— когда в первой десятке рейтинга было четыре или пять российских теннисисток, все спрашивали: как это у вас получается? Сейчас у многих наших девочек неудачная полоса, но в карьере любого спортсмена это вполне нормальное явление. Есть, наверное, лишь два исключения — это роджер Федерер и Рафаэль Надаль, которые, даже играя на 60 процентов от своих возможностей, все равно могут всех обыгрывать. Хотя и у них определенные спады бывают.

Думаю, что руководители WTA сейчас все больше и больше будут сталкиваться с отказами игроков от продолжения борьбы по ходу матчей и с травмами ведущих теннисисток, потому что тот календарь, который существует, с таким количеством обязательных турниров, — невероятно сложный. Особенно это касается игроков первой двадцатки рейтинга. Если ты в таком режиме играешь два-три года, то выдерживать все это становится нелегко. А вот огромные штрафы и дисквалификации, которые накладываются на теннисистов, не выполняющих обязательства и пропускающих турниры, заставляют игроков выходить на корт с травмами. А так как мы профессионалы, то, выходя на матч даже с повреждением, все равно хотим выиграть, и это порой лишь усугубляет ситуацию. Молодые девчонки, может быть, вначале этого не ощущают, но через пару лет такой график начинает сказываться и на них.

— У теннисистов, которые в прошлом году поднимали тему сокращения календаря, ничего из этого не вышло. Вы считаете, что в WTA может быть иначе?

— На данный момент все говорят о том, что календарь перегружен, но пока никто ничего не делает. Однако если и дальше пойдет полоса отказов, девчонки обязательно соберутся вместе и решат, что и как надо менять. Условия, в которые нас поставили сейчас, очень непростые.

МАТЧ С СЕРБИЕЙ И ПрοГРЕСС РАДВАНсκОЙ

— Давайте перейдем непосредственно к предстоящему полуфинальному матчу Кубка федерации россия — Сербия. Вы тоже поддерживали идею постелить на эту встречу в «Мегаспорте» грунтовое покрытие?

— Да. Я изначально знала, что у меня по графику стоит обязательный турнир в Чарльстоне, который является своего рода переходным от покрытия хард к грунту. А после него лететь в Москву и играть вновь на харде, было бы непросто. В связи с операцией на голеностопе, которая была у меня пару лет назад, переходы с одного покрытия на другое даются мне тяжело, и на это требуется время. А так все получается идеально — мы играем в Москве на грунте и продолжаем выступать на этом же покрытии. К тому же лидеры сербской сборной Ана Иванович и Елена Янкович хорошо играют на абсолютно разных покрытиях, и в этом плане любой наш выбор не давал бы российской команде какого-то огромного преимущества.

— Согласны, что у сербок на данный момент Иванович выглядит стабильнее Янкович?

— Ана начиная со второй половины прошлого года играет очень неплохо. Она действует так же мощно, как и раньше, но при этом стабильнее. Иванович и подает лучше, а это всегда сразу влияет на собственную уверенность. Янкович же последние несколько турниров выглядит не так ярко. Но обе эти девушки — теннисистки высокого уровня, которые сами ничего не отдадут, так что их придется обыгрывать.

— А какие самые сильные стороны теннисисток Иванович и Янкович?

— Иванович строит свою игру через удар справа. Если Ана находится в хорошей физической форме, она здорово передвигается по корту и тогда ей легко дается ее любимый агрессивный стиль. В подобные моменты именно Иванович ведет игру, и перехватить инициативу невероятно сложно. Но если у нее возникают проблемы с «физикой», ситуация резко меняется.

Чтο κасается Янкοвич, тο она врοде бы неплοхо читает игру. Чтοбы обыграть сербку, ее нужно растасκивать и разыгрывать. Прοстο так перебить Елену тяжелο. Я в последних наших матчах нашла ключики к ее игре, и этο мне поκа помогает.

— Напоследок хочу спросить про двух теннисисток, к которым приковано особое внимание в нынешнем сезоне. Прогресс польки Агнешки Радванской, которая стоит уже четвертой в мировом рейтинге, вас не удивляет?

— Агнешка, как и Иванович, стала хорошо играть где-то с середины прошлого года. Радванска всегда действовала стабильно, но добавила в некоторых компонентах, которые были ей необходимы, и все это придало польке дополнительный импульс. Радванска по праву удерживает столь высокую позицию в рейтинге и, думаю, может взлететь еще выше.

— Ну, тогда возвращение в топ-10 Серены Уильямс для вас, наверное, тоже вряд ли является сюрпризом?

— Серена — всегда Серена. Да, ей уже не 18 лет, и понятно, что сейчас она будет играть лишь то количество турниров, которое сама считает нужным. Серена — тот игрок, который может, не выступая несколько месяцев, выходить затем на корт и действовать на самом высоком уровне. Уильямс не нужно время на то, чтобы разыграться, — в этом ее особенность. Она настоящая чемпионка. У Серены есть конкретные цели: турниры «Большого шлема», Олимпиада и еще ряд обязательных соревнований, на которые она настраивается и концентрируется.

Владас ЛАСИЦκаС