>> Члену кущевской банды дали 20 лет
>> В Египте на границе с Ливией произошли столкновения

В программе фестиваля — встречи, кинопоказы, программы документальных фильмов и «маленькие сенсации» вроде никогда не демонстрировавшейся ранее записи со съемок «Андрея Рублева», а главное — уникальная экспозиция, собранная усилиями многих людей и организаций. Создатели фестиваля надеются, что выставка станет первым шагом к работе над будущим музеем Тарковских в историческом доме на Щипке и покажет, каким он может быть.

На фестивале можно увидеть детскую шапочку, юношеский рисунок Тарковского или сценарий с его правками, рассказала РИА Новости архитектор экспозиции, художник Екатерина Бочавар, работавшая над созданием российского павильона Венецианской биеннале-2009. Но все же главное — не вещи по отдельности, а сложенная из них история: именно поэтому выставка названа «Space» — так ее создатели подчеркивают свое желание отказаться от привычного языка «мемориальной» экспозиции и выстроить в галерее универсальное пространство, где главным была бы сама атмосфера искусства Тарковского, «воздух» и образы его кино.

Поэтому помещение на минусовом этаже здания напоминает скорее не пространство галереи, а оставленный кем-то деревянный дом со своими звуками и даже запахом: на стеклах дверей — слой пыли со следами проскользнувших по поверхности пальцев, а окна на стене в одном из залов — подобие витрины для экспонатов — местами покрыли краской, как обычно делают, покидая свое жилище. Впрочем, заглянув в «окно», можно разглядеть фотографии и предметы со съемок. Эту инсталляцию Бочавар построила из старых декораций с Мосфильма и Театра на Таганке так, чтобы, гуляя по ней, можно было разглядывать многочисленные эскизы к фильмам, предметы и костюмы из «Сталкера», «Иванова детства», «Андрея Рублева».

кажется, что самым главным для организаторов было дать зрителям возможность личной, а не публичной встречи с Тарковским, поэтому свет на всех этажах — неяркий, а рассматривать экспонаты можно в подсвеченных панелях или, например, плазмах, где чередуются фотографии.

«Реальные предметы я экспонирую рядом с кадрами из фильмов — так зритель может видеть, как жизненная среда Тарковского перетекала в его кино. Например, настоящая шаль его матери и шаль, появляющаяся на экране, крынки, платки, еще какие-то вещи. Именно поэтому мы назвали выставку Space — это и его место в истории мирового кинематографа, и его личное место, его вещи, его окружение. Они сливаются умышленно в этой выставке — предпосылки с уже случившимся», — говорит Бочавар.

Над прοектοм работали Госфильмофонд, Музей кино, Мосфильм, близкие Таркοвсκому люди.

По словам куратора фестиваля, научного руководителя Библиотеки киноискусства имени Эйзенштейна Вячеслава Шмырова, еще никогда на одной площадке не «встречалось» так много экспонатов сразу. «контент получился пестрый: во-первых, семья передала очень много личных вещей, рисунков, школьных тетрадей Тарковского, предметов быта семьи. Это то, что больше всего соответствует духу семьи и дома Тарковских, — вещи, которые сестра режиссера Марина бережет, чтобы впоследствии передать публичному музею. Есть и производственный контент, связанный с Мосфильмом и Госфильмофондом», — рассказал он. На выставке представят фрагменты декораций, раскадровки и иностранные афиши к фильмам.

Часть проекта «Тарковский. Space» посвящена встречам и разговорам — с теми, кто помнит и любит Тарковского, кто работал с ним над фильмами. Например, с оператором Вадимом Юсовым, композитором Эдуардом Артемьевым, актрисой Аллой Демидовой. Будут и режиссеры нового поколения, которым есть что сказать о своем отношении к режиссеру: Борис Хлебников, Дмитрий Мамулия, Андрей Стемпковский. Отдельный вечер посвятят главному и любимому герою Тарковского — Анатолию Солоницыну, игравшему в «Сталкере», «Зеркале», «Андрее Рублеве» и «Солярисе».

Важным итогом работы над экспозицией ее организаторы считают тот факт, что задуманный еще в 80-е годы музей Арсения и Андрея Тарковских, отца и сына, начнет наконец обретать реальные черты: в этом году на него выделяются средства, а в следующем разрушенное здание на Щипке, где прошла большая часть жизни режиссера до эмиграции, начнут восстанавливать. В таком контексте нынешний фестиваль с его встречами, показами, дискуссиями — способ продемонстрировать возможности будущего музея, тоже не «мемориального», а живого, востребованного и, как надеются организаторы, способного заново открыть имя Тарковского российскому зрителю.