>> В Сирии вступило в силу соглашение о прекращении огня
>> Чуров назвал условие просмотра видеозаписей из Астрахани

«ОБВИНЕНИЯ ПИХЛЕРА ГОвοРЯТ О ЕГО СЛАБОСТИ»

Мы встречаемся с домрачевой за два дня до »Гонки чемпионов» в Москве. В »Лужниках» вовсю возводят биатлонное стрельбище – забивают гвозди, разгружают машины…
Дарья оделась явно не по погоде – тоненькая ветровка, джинсы, кроссовки. Чуть прогулявшись по зябкой московской весне, продрогли до костей. Приходится искать укрытия в столовой Малой спортивной арены.
– Правильно говорить НЯгань, с ударением на первый слог, – Даша по дороге вспоминает российский город, в котором жила с 4 до 18 лет. – когда я приезжала на каникулы в Минск к бабушкам, они постоянно коверкали название. Меня в детстве это выводило из себя!
–  Неласково встречает Москва? – едва зайдя в теплое помещение, домрачева прижимается к батарее, и минут пять стоит, потирая озябшие руки.
– Я люблю этот город. воробьевы горы, парк в коломенском… Я там в детстве гуляла с родителями, с тех пор все время хочу вернуться. Москва очень активный город, а меня здесь тянет туда, где можно уединиться, спрятаться от пробок и суеты.
– какая невероятная сила воли вам потребовалась, чтобы после четырех месяцев напряженного сезона приехать соревноваться в Тюмень и в Москву?
– Это же не настоящие кубковые гонки, где большая ответственность. Никакого напряжения, можно просто получать удовольствие от биатлона.
– В Тюмени вы приняли участие в открытом Кубке россии. А Кубок или чемпионат Белоруссии существует? 
– Сейчас в Белоруссии нет снега, поэтому после окончания сезона Кубка мира республиканские чемпионаты не проводятся. Я вообще редко бываю дома, мы уезжаем осенью, когда снег еще не выпал, а возвращаемся после сезона в середине весны. Поэтому в национальных чемпионатах у нас спортсмены из первой сборной практически не участвуют.
– На протяжении всего сезона немецкий тренер нашей женской сборной вольфганг Пихлер бросал в ваш адрес намеки и даже открытые обвинения в употреблении допинга. до вас эти слова дошли?
– Это неприятная для меня тема, – в голосе домрачевой мигом появляются стальные нотки. – Я к любым словам Пихлера отношусь спокойно. Все эти высказывания говорят только о его слабости – человеческой и профессиональной. Получается, он не может поверить, что таких результатов, как у меня, можно добиться без использования запрещенных препаратов. Но это не моя проблема, а только его. Для меня главное быть честной перед самой собой. И знать, что если я побеждаю – это именно мои победы, а не препаратов.
– Правда, что Пихлер перед вами извинился?
– Да. Не знаю, насколько это было искренне. Знаю, что до этого с Пихлером имел разговор по поводу меня президент Международного союза биатлонистов Андерс Бессеберг.
– Получается, наш тренер вынужден был пойти на попятную?
– Получается…

«ЗИБЕРТ ДЛЯ МЕНЯ κаК ВтοрοЙ ОТЕЦ»

– Вас тоже тренирует немецкий специалист – Клаус Зиберт. В тренировках он практикует такие же сверхнагрузки, какими славится Пихлер?
– Естественно, на тренировках приходится терпеть, я же работаю на результат. Но мне работать с Клаусом очень легко чисто по-человечески. Он позитивно относится к жизни вообще и к тренировочному процессу в частности. Всегда поймет, выслушает, поддержит, если нужно.
– Можете себе представить ситуацию, что вы подходите к Зиберту и говорите: «Извините, Клаус, я сегодня себя плохо чувствую и тренироваться не хочу»?
– конечно. Я твердо уверена, что спортсмен обязан слушать свой организм. Если ты сегодня объективно не готов выполнить нагрузку, работа через силу пользы не принесет. Лучше дать себе один лишний день на восстановление, и потом организм тебя отблагодарит. Наше тело очень умно устроено, к нему нужно относиться чутко.
– Другие спортсменки из сборной Белоруссии тренируются по той же программе, что и вы, или Зиберт пишет для них отдельный план?
– Наши программы практически совпадают. Подготовка корректируется, только если у кого-то проблемы со здоровьем или плохое самочувствие.
– Это совпадение: Зиберт победил раковое заболевание, а после этого вы выиграли чемпионат мира?
– Болезнь Клауса сплотила нашу команду. В прошлом году, чтобы быть ближе к тренеру, мы специально запланировали сбор в Альтенберге, его родном городе. В это время он проходил курс химиотерапии. И, несмотря на это, Клаус приехал и провел тренировку. С капельницей, буквально сбежав из больницы. Это шокировало меня настолько, что больше я не давала себе в биатлоне ни одной поблажки. Зиберт на своем примере показал, насколько сильным может быть человек.
– Олимпийская чемпионка по конькобежному спорту Светлана Журова заявила, что иностранным специалистам больше подходит роль консультанта, и чисто человеческие отношения со спортсменом даются им сложно. Вы с этим согласны?
– Не знаю, наверное, Зиберт исключение. Клаус не раз был у меня в гостях, я была у него. В прошлом году после окончания сезона несколько дней гостила у него в Альтенберге. Мы гуляли по городу, общались. Весь кубковый сезон он лечился и не мог путешествовать с нами. Для меня было важно приехать и поддержать тренера. Впрочем, не только тренера… – домрачева на мгновение задумывается. – Клаус безумно важен для меня как профессионал, но и вообще по жизни. Зиберт для меня – как второй отец.
– Ваши победы в этом году – подарок для него?
– В жизни ничего не происходит случайно. Может быть, побеждаю, потому что мне хочется дарить ему больше положительных эмоций?
– Правда, что вы сами помогаете больным и брошенным детям?
– Я вице-президент благотворительной организации «Мечты сбываются». когда возвращаюсь в Белоруссию, мы собираем средства, ездим в неблагополучные семьи, что-нибудь дарим, помогаем. Юбилейную, 300‑ю по счету акцию провели буквально неделю назад. Было много детей, в том числе детей-инвалидов. Очень важно уметь смотреть на мир с открытыми глазами и понимать, что вокруг многие не имеют тех возможностей, какие есть у меня – даже не в материальном плане, а в физическом.

«сκОрο ВЫЙДЕТ МОЙ ВтοрοЙ ФИЛЬМ»

– В одном из интервью по ходу сезона вы сказали, что не прочь выпить кофе с Магдаленой Нойнер. Это произошло?
– Пока нет, но думаю, все впереди. Мы поговорили с Леной в Ханты-Мансийске, после окончания соревнований. Она пообещала, что не совсем забудет про биатлон и будет приезжать на соревнования.
– Вы можете себе представить, что через несколько лет полного доминирования вам тоже надоест побеждать и вы так же скоропостижно, как Нойнер, завершите карьеру?
– конечно. В жизни ведь важны не только­ победы. Для меня самое главное – семейное тепло, человеческие отношения. А спорт, биатлон… Мне это нравится, но я прекрасно понимаю, что это временно. Я без колебаний сделаю выбор в пользу семьи.
– Почему нельзя совмещать биатлон с семейной жизнью, как делает, например, россиянка Ольга Зайцева?
– Наверное, кто-то хорошо с этим справляется. Но такой вариант не для меня.
– Насколько близко вы сейчас дружите со Светланой Слепцовой, с которой вместе выступали в юниорской сборной россии?
– Мы общаемся, но чаще всего встречаемся на стадионе, на трассе. По ходу сезона у каждой свой режим и сложно найти время для посиделок.